Истории парфюмеров или как создаются уникальные парфюмы

Если летом в отпуске можно сто раз на день залезать в теплое море, валяться на пляже и поедать спелый инжир и ванильное мороженное, не задумываясь о том, как часто и какой именно аромат нанести на себя утром или вечером, потому что ты весь — лето и ты пахнешь летом, то зимний сезон требует тщательного выбора основного невидимого акцента внешности.  Аромат — лакмусовая бумажка твоей образованности, вкуса, положения в обществе, открытости новому или приверженности традициям.  Сегодня купить аромат, который нравится — недостаточно. Ты должен знать, что стоит за этим запахом, кто трудился над флаконом, чем он вдохновлялся, что хотел сказать миру. Твоя философия должна совпадать со всем, что касается твоего тела — эпоха умного потребления не терпит исключений. Парфюм тоже стал философией.  Нишевая парфюмерия для мужчин сегодня — пример современной интерпретации философии мироздания. Искусство и музыка, история и архитектура — на кончиках пальцев перенесенные в ароматы с точным посылом от тебя миру.  Так, что же мы приобретаем этой зимой для себя любимых?

(10 фотографий)

Arquiste — Alexandr

Arquiste — Alexandr

Карлос Убер — архитектор, который решил в каждом аромате своей коллекции запечатлеть определенный момент истории. Alexandr — это морозное утро 1837 года в Санкт-Петербурге, когда русский и француз — каждый у себя дома — одеваются по последней моде, кладут надушенный платок в карман, один выпивает запотевшей водки, а другой — французского коньяка. Скрипит кожа на сапогах, греет тяжелая шуба. Каждого несут кони к лесной опушке. Там березы и сосны, русская зима и этот яркий аромат преддверия фатальной встречи. Секунданты на месте, сталь оружия тоже вмешалась в общий запах утра. Пушкин и Дантес. Еще ничего не произошло, но остановить судьбу уже невозможно. Уникальный момент встречи дуэлянтов, уникальный аромат для тебя.

Unum — Lavs

Unum — Lavs

Когда вдыхаешь этот аромат, четко вспоминаешь, что когда-то это с тобой уже случалось — сердце вдруг останавливалось. Ты посреди Европы, в спокойной прогулке вдруг скользишь взглядом по очередному готическому собору.  И слух вырывает из гудения города звуки музыки в нем, а вокруг уже темнеет и солнце последними лучами обнимает витражи. И что-то неуловимое, чистое и высокое вдруг спускается к тебе буквально на секунду. Это и именно это – Lavs. Аромат мастерской, где создаются сакральные одежды для Папского престола. Аромат, который родился там, где искусство, музыка и свобода всегда шли рука об руку. Аромат странного и яркого Филиппо Сорчинелли, который в свободное время сочиняет психоделику для органа и одевает Пап.

Jovoy — Le Jeux sont Faits

Jovoy — Le Jeux sont Faits

Ставки сделаны, господа, ставок больше нет. Аромат казино и игорных залов еще до повсеместного запрета на курение. Столы, алкоголь, азарт, расслабленность и сосредоточенность одновременно, запах денег и судьбы — ровно в момент, когда ты перестал колебаться и поставил на кон все, что есть. Сигары, безрассудство и уверенность, когда открываешь дверь навстречу риску, осознавая, что через несколько секунд можешь все потерять или выиграть.

J.F. Schwarzlose — Fetish

2563258_004

Современный и очень открытый Берлин, ночи в барах и ночных клубах, где можно все и даже больше. Аромат стопроцентной толерантности, секса и ума — когда ты и только ты точно знаешь, что выбираешь для сегодняшней ночи и с кем проснешься на утро, что будешь пить и куда поедешь, сколько друзей будут рядом, кем ты хочешь быть сегодня, когда солнце зайдет за горизонт. Ведь давно известно, что ночью в нас живет кто-то другой, кому открыто намного больше, чем человеку дня.

Wiener Blut — Nord du Nord

Wiener Blut — Nord du Nord

Холодная и строгая классика зимнего ветра над холодным морем, когда нужно охладить разум и найти такое сложное, но единственно правильное решение. У тебя есть всего полчаса в одиночестве на побережье, где ветер плевать хотел на то, что тебе холодно. Он будит тебя, бросает в лицо порывы, требует сосредоточенного и взвешенного действия, когда ни одна эмоция не мешает правильному видению цели. Чистый и холодный разум, расчет и спокойствие уверенного в себе мужчины.

Sentifique — Testosterone

Sentifique — Testosterone

В 2009 году архитектор, талантливый диджей и дизайнер Фридман Рамахер создал свою компанию и запустил собственные ароматы. Testosterone – очень мужской и очень яркий аромат с нотами дерева Агар, пачули, дегтем и специями.  Насыщенный и притягательный, он пышет сексом и моментально притягивает к себе внимание. Пожалуй, он будет плохим гостем на серьезных переговорах, но вот вечером без него не обойтись. Его призвание — будить фантазии, заманивать, возбуждать и очаровывать с первых минут.  Аромат — печать, он остается на человеке, к которому вы прикоснетесь, чтобы продолжать вызывать у него яркие и нескромные воспоминания о вас даже тогда, когда вас нет рядом.

Pozzo di Borgo — 8 March

 

Pozzo di Borgo — 8 March

В 1812 году Карл Андрей Поццо ди Борго, уроженец Корсики, 1764 года рождения, был вызван императором Александром I в Россию, а в 1814 году пожалован в генерал-адъютанты и назначен полномочным послом России во Франции. Аромат в честь его рождения вобрал в себя дипломатию, проницательность, незаурядный ум и умение убеждать. Теплые и сильные ноты для того, чтобы уверенность в себе никогда не покидала того, кто его выбрал. Тонко и грамотно здесь раскрывается бескрайняя Россия с ароматом русской кожи, Корсика с эссенцией ладанника и карьерный высокий Париж с цитрусами и смолой.

Le cinema Olfactif — La Haine

2563258_008

Ненависть. Вся коллекция посвящена определенным фильмам, этот аромат создан для ленты 1995 года с Винсаном Касселем. Много металла, ощущение своих у каждого плеча и чужих напротив, рывок, бой, чистая ненависть, которая так легко становится движущей силой и может быть проклятием или благословением — в зависимости от того, куда ты ее направишь. Чем пахнет ненависть? На взгляд парфюмера Марка Бакстона, внешним спокойствием и внутренней напряженностью, металлическим привкусом крови на губах и березовым дегтем.

Oliver — La colonia

Oliver — La colonia

Оливер Вальверде создает точные ароматы. Этот, пожалуй, самый легкий в коллекции. Если вы оставите его в зоне видимости подруги, через пару дней она будет думать, что имеет полное право тоже им пользоваться. Цитрусовый и фужерный, с жасмином, сандаловым деревом, кедром и бергамотом, он был бы почти идеальной классикой, если бы не укроп и зеленый перец.  Укроп взорвал строгую классику и сделал его немного взбалмошным, дневным и подходящим к любому событию — от офисной повседневности до дружеской вечеринки.

Naomi Goodsir — Bois d’Ascese

Naomi Goodsir — Bois d'Ascese

Лес аскезы — аромат раздумий и собственных ограничений, когда ты понимаешь, от чего тебе необходимо отказаться, чтобы подняться на следующую ступень.  Почерневший от времени и огня можжевельник, брутальный запах кожи, дегтя и дыма. Всё сделано вручную – картонная коробка, бумажное гнездо для флакона, сам флакон отлит по старинной форме, типичной для грасских флаконов начала ХХ века, старомодная бакелитовая пробка, и фирменный знак, прошитый суровыми черными нитками. Подчеркнуто старомодный и ремесленный аромат, который займет достойное место на полке у любителей древесных запахов.

Материал: trendymen

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Дек 25, 2015 / история / Теги: , , , , , , / Комментарии: 0

Добавить комментарий

:good: 
:negative: 
:rofl: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
больше...
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: